Книжкова полиця

В.И. Петрушко
Автокефалисткие расколы на Украине
в постсоветский период 1989-1997

Содержание

III. ПОЯВЛЕНИЕ "КИЕВСКОГО ПАТРИАРХАТА"

3 мая 1990 года скончался Святейший Патриарх Московский и всея Руси Пимен (Извеков). Первосвятитель почил на 80-м году жизни. Вероятно, автокефалисты опасались того, что новый Предстоятель Русской Церкви окажется молодым и энергичным и сможет успешно противостоять распространению раскола. Поэтому они решают действовать незамедлительно, пока Московский Патриарший престол остается вдовствующим. В 1990 раскольники собираются в Киеве на так называемый "Всеукраинский собор УАПЦ", проходивший 5-6 июня. "Собор" выработал и утвердил новый устав УАПЦ [80]. На "соборе" амбиции раскольников разгулялись до такой степени, что решено было не только провозгласить автокефалию, но и избрать "патриарха Киевского". Им стал престарелый Мстислав Скрипник, глава американских автокефалистов, которого к тому времени раскольники сделали знаменем своего движения [80; 177, с.26-27]. Иоанн (Боднарчук) стал "Местоблюстителем Патриаршего Престола", с возведением в сан "Блаженнейшего митрополита Львовского и Галицкого" [177, с.26]. Исиченко ошибочно именует его "Киевским и Галицким" [80]. "Патриарх" был избран заочно, так как Мстислав Скрипник на "соборе" не присутствовал лично, остаыаясь в США. Исиченко объясняет его отсутствие на "соборе" тем, что власти СССР отказали ему во въездной визе [80]. Едва ли это было так: скорее имело место другое галицкие раскольники стремились создать структуру УАПЦ "под себя", опасаясь, что Мстислав привезет на Украину готовую верхушку "автокефальной церкви". Избрание Скрипника было скорее символическим актом: в новообразованном "Киевском патриархате" ему, по-прежнему проводящему большую часть времени в США, суждено будет стать по сути "свадебным генералом". Несмотря на то, что Скрипник предпримет в дальнейшем ряд попыток сделать свою "патриаршую" власть в УАПЦ более-менее реальной, от его имени в раскольничьем сообществе будут заправлять, тесня и отталкивая друг друга, совершенно иные лица. О том, что власти Советской Украины отнюдь не препятствовали деятельности раскольников, свидетельствует и факт, сообщаемый тем же Исиченко [80]: участникам раскольничьего "собора" государством впервые была предоставлена возможность совершить кощунственное "богослужение" в святыне Русской Православной Церкви храме Святой Софии в Киеве, которая до сих пор остается музеем-заповедником.

Интересно, что несмотря на крайнюю антимосковскую направленность УАПЦ, ее "собор" послал обращение к проходившему почти в то же самое время Поместному Собору Русской Православной Церкви, избиравшему своего Предстоятеля. В обращении говорилось, что УАПЦ призвана ликвидировать пропасть, возникшую между Русской Церковью и украинским народом из-за якобы "русификаторской политики" Московского Патриархата [148, с.425].

У Поместного Собора Русской Православной Церкви взгляд на раскольников из УАПЦ был совершенно другим. Еще накануне соборных заседаний митрополит Ростовский и Новочеркасский Владимир (Сабодан), управляющий делами Московской Патриархии (ныне митрополит Киевский и всея Украины), дал развернутое интервью корреспонденту ТАСС [78, с. 9]. В нем митрополит среди причин, побудивших Русскую Церковь безотлагательно приступить к выборам нового Предстоятеля еще до истечения сорока дней с момента кончины Патриарха Пимена, указал и церковную смуту на Украине. Одним из факторов, породивших ее, Владыка назвал наряду с униатским экстремизмом и "раскольническую деятельность так называемой Украинской автокефальной православной Церкви" [78, с. 9].

Поместный Собор, проходивший в Троице-Сергиевой Лавре 7-8 июня и избравший новым Предстоятелем Русской Православной Церкви митрополита Ленинградского и Новгородского Алексия (Ридигера), в своих определениях коснулся и чрезвычайно осложнившейся религиозной ситуации на Украине. Собор отметил, что униатская проблема до крайности обострила взаимоотношения Русской Православной Церкви и Ватикана, подорвала надежду на успешное продолжение православно-католического диалога. Собор также осудил действия украинских раскольников-автокефалистов, нарушивших церковный мир в Западной Украине. При этом еще раз были отмечены пагубные последствия отступничества бывшего епископа Иоанна (Боднарчука). Собор отмечал, что "справедливое стремление к самоуправлению Православной Церкви на Украине, вместо того, чтобы осуществляться в рамках церковных канонов с сохранением церковного единства, пошло по ложному пути разделения со всеми вытекающими из этого пагубными последствиями" [119].

Поместный Собор подчеркнул, что Украинская Православная Церковь, обладая широкой самостоятельностью, сохраняет законную каноническую связь, как с Московским Патриархатом, так и со всеми другими Поместными Православными Церквами. "Образование независимой Украинской Православной Церкви, говорится в Определениях Собора открывает возможность, избегая раскола и изоляции от Вселенского Православия, осуществлять дальнейшее совершенствование своей самостоятельности, не погрешая при этом против священных канонов и сохраняя любовь и мир между чадами церковными" [119].

Собор призвал всех уклонившихся в раскол к покаянию и возвращению в лоно Матери-Церкви. Решением Собора была создана специальная Комиссия Священного Синода по Западной Украине, деятельность которой должна была быть направлена на скорейшее преодоление конфликта между православными и униатами, а также на уврачевание церковного раскола [119].

К дальнейшей судьбе автокефалистского раскола косвенно имело отношение и избрание нового Патриарха Московского и всея Руси. После кончины Патриарха Пимена Местоблюстителем Патриаршего Престола 3 мая 1990 года стал в ходе голосования митрополит Киевский и Галицкий Филарет, Патриарший Экзарх Украины. Митрополит Киевский считался вторым по значению после Патриарха архиереем Русской Церкви и самым влиятельным из постоянных членов Священного Синода. По традиции полагали, что Местоблюститель является наиболее вероятным кандидатом в будущие Патриархи. Однако, в прессе все чаще и настойчивее стала появляться информация о далеко не безупречном нравственном облике митрополита Филарета. Не нравился многим, особенно украинскому духовенству, и стиль управления Экзархатом, выбранный митрополитом, властный и грубый, присущий скорее партийному начальнику, нежели архиерею. Крайне неумело повел себя Экзарх и в отношении униатской проблемы, делая неосторожные заявления, которые только способствовали росту популярности унии. Многие уклонившиеся в раскол также свидетельствовали, что единственным мотивом их действий было желание уйти из той удушающей атмосферы, которую насадил в Украинской Церкви митрополит Филарет [3; 4; 7]. В то же время было заметным стремление митрополита Филарета стать Патриархом Московским и всея Руси. На Поместном Соборе 1990 года Экзарх Украины фигурировал в избирательных бюллетнях на первом месте. За него при выборах Патриарха было подано 66 голосов. Однако, новым Предстоятелем Русской Церкви Промыслом Божиим стал не Филарет, а митрополит Ленинградский Алексий. Можно предположить, что это обстоятельство также отразилось на дальнейшей деятельности митрополита Филарета.

Огромное значение в жизни Украинской Православной Церкви имел визит Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II на Украину, который имел место 27 июля 6 августа 1990 года. Тем самым была оказана весьма значительная моральная поддержка православному населению Украины, подвергавшемуся в это время агрессии со стороны униатов и автокефалистов. Приезд Первосвятителя, посетившего Украину вскоре после своей интронизации, свидетельствовал о том, что преодоление религиозного конфликта на Украине являлось одной из важнейших задач, стоявших перед Московским Патриархатом. Обращаясь к молящимся после богослуженния в киевском кафедральном соборе во имя святого равноапостольного князя Владимира, проходившего в день памяти Крестителя Руси, Патриарх Алексий сказал: "Нас не может не тревожить распространение так называемой автокефалии, а по сути раскола в Церкви. Мое посещение Украины является свидетельством того, что мы едины с епископатом, клиром и верующими Украинской Православной Церкви в радостях и скорбях" [44].

Во время визита Первосвятителя Русской Церкви на Украину впервые имели место несколько попыток автокефалистов распространить раскол и за пределы Галичины. Так, во время торжественной встречи Патриарха Алексия возле кафедрального Воскресенского собора города Ровно раскольники учинили хулиганскую выходку. Несколько молодых людей в момент приезда Патриарха подняли три транспоранта с требованиями вернуть "отобранные права Украинской автокефальной православной Церкви" и даже учредить патриаршую кафедру в Киеве. Однако, верующие, возмущенные действиями националистов, проявили резкое неприятие самой идеи автокефалии [44]. К сожалению, эта акция раскольников свидетельствовала о том, что раскол перерастает пределы Галичины и может в ближайшем будущем перекинуться на Центральные и Восточные области Украины.

Другим тревожным моментом патриаршего визита явились суждения, высказанные западно-украинским духовенством на встрече с Первосвятителем. Клирики Львовской, Ивано-Франковской и Тернопольской епархий, лишившиеся своих приходов или стоящие на грани их потери вследствие униатской экспансии и бесчинств автокефалистов, рассказывали Патриарху о ситуации в Галичине. И если одни предлагали как средство для сохранения Православия на Западе Украины уход в леса и подполье, то другие просили благословения Предстоятеля Русской Церкви на временный переход к раскольникам ради того, чтобы сохранить свои приходы от униатской агрессии [44]. Безусловно, это было свидетельством того, что среди части духовенства отсутствовало понимание допустимых пределов компромисса, что также было чревато расширением раскола. Полагают, что именно во время этой встречи Патриарха с галицким духовенством последние убеждали Первосвятителя даровать Украинской Православной Церкви грамоту о самостоятельности и титул "Блаженнейшего" для митрополита Филарета [177, с.26].

Русская Православная Церковь и ее Украинский Экзархат неоднократно демонстрировали свою готовность к диалогу с греко-католиками и раскольниками для решения острейших проблем церковной жизни на Украине. Так, с августа 1989 года шли переговоры с представителями Ватикана о преодолении противостояния с униатами [71]. Была создана четырехсторонняя комиссия, в которую вошли представители Московского Патриархата, Украинской Православной Церкви, римо-католической и греко-католической церквей. Однако, успешная работа этой комиссии по достижению компромисса между православными и униатами Галичины была нарушена действиями греко-католиков, которые в марте 1990 года в одностороннем порядке вышли из состава Комиссии. Униаты вновь обратились к откровенно экстремистской политике, и началась новая волна захватов храмов [70; 71; 147]. Об искреннем стремлении православной стороны к разрешению конфликтной ситуации свидететельствовало, в частности, и опубликованное 27 июля 1990 года, в день приезда в Киев Святейшего Патриарха Алексия II "Обращение епископата Украинской Православной Церкви к Святейшему Патриарху Московскому и всея Руси Алексию и Священному Синоду Русской Православной Церкви", в котором украинские архиереи выступили с рядом предложений по нормализации обстановки в западных областях Украины, вызванной экстремистскими действиями католиков восточного обряда и раскольников-автокефалистов [44].

Но несмотря на все принимаемые Русской Церковью меры все более усиливалась политизация межконфессионального конфликта. Это чрезвычайно затрудняло дело уврачевания религиозного противостояния. Деятельность митрополита Филарета, далекая от конструктивного подхода к решению проблем, также не позволяла в полной мере преодолеть кризисные явления в церковной жизни Украинского Экзархата. К сожалению, вскоре и сама личность Экзарха Украины стала предметом многочисленных нареканий в адрес Украинской Православной Церкви.

Первые свободные выборы в Верховный Совет Украинской ССР привели к появлению в его составе значительного числа националистических политиков из Западной Украины. У сторонников самостийности отныне появлялась парламентская трибуна, что резко активизировало противостояние с коммунистическим режимом. На фоне возрастания накала политических страстей еще большего размаха достигает кампания захвата храмов сторонниками УГКЦ и УАПЦ. Кульминацией стал штурм униатами львовского кафедрального собора святого Юра. Захват храма произошел 12 августа [138], после чего 14 августа Львовский областной Совет принял задним числом решение о передаче собора униатам. Власти впервые столь откровенно встали на сторону греко-католиков, продемонстрировав политическую ангажированность "национальных" конфессий, на поддержку которых столь расчитывали деятели "Руха". Конфликт вокруг Свято-Юрского собора показал и еще одну опасную для Православия тенденцию: выявилось стремление таких лиц, как управлявший в ту пору Львовской епархией епископ Андрей (Горак), решать проблему взаимоотношений с униатами и раскольниками путем закулисных встреч и договоренностей, идущих вразрез с устремлениями верующих. Ради личного спокойствия Львовский епископ счел возможным пожертвовать героическими усилиями православных людей, готовых на подвиг во имя веры. Так, очень скоро стало известно, что собор святого Юра вполне можно было сохранить за православными, так как для обороны храма от униатов вокруг него непрерывно дежурили православные прихожане и монахи Почаевской Лавры, прибывшие на помощь Львовской епархии (именно они и сообщили впоследствии подробности обстоятельств захвата храма). Тем не менее, не взирая на решимость большого числа верных защитить свою святыню, епископ Андрей втайне от паствы договорился с руководством УГКЦ о передаче им собора и отдал униатам ключи от него. В результате православные лишились кафедрального храма. Никакие обращения к лицам, способным повлиять на ход событий, в частности, к папе Иоанну Павлу II, Президенту СССР М. С. Горбачеву и Председателю Верховного Совета УССР Л. М. Кравчуку, не возымели действия. Православным Львовской епархии взамен отобранного собора предоставили под кафедральный храм мало пригодный и пребывавший не в лучшем состоянии Николаевский костел [139] (в конце 1940 -х начале 1960-х годов он действовал как православный Михайло-Архангельский храм), который в течение полугода пришлось приводить в состояние, приемлемое для совершения богослужений. И это был далеко не самый худший исход, так как во Львове националисты еще пытались создавать хоть какую-то видимость демократического подхода к проблеме религиозных конфликтов. В малых же городах и селах прокатолически настроенные власти действовали намного проще: независимо от соотношения православных и униатов в данном населенном пункте, как правило, храм передавался решением местной администрации ( в советах всех уровней в 1990 году уже повсеместно господствовали "руховцы") греко-католикам или автокефалистам. Если православные отказывались освободить храм, начинался штурм, причем следствием его, как правило, бывали многочисленные ранения и травмы людей, разрушения в самом храме. Зачастую осквернялись святыни, в церковь могли ввести собак для травли православных, а священнослужителей боевики насильственно выдворяли из алтарей [68; 89].

К исходу 1990 года во Львове, за исключением Николаевского костела, переосвященного в декабре в Покровский собор, и русского прихода святого Георгия, уже не оставалось православных храмов. Однако, несмотря на подлинный террор, развязанный против сторонников канонической УПЦ, еще многие приходы Львовской епархии пребывали в юрисдикции Московского Патриархата. Но каждый новый день приносил известие о новых потерях. В сложнейшей ситуации шел поиск новых решений конфликтной ситуации. В итоге решено было внять голосу галицкого духовенства и еще более усилить степень автономии Украинской Церкви, с тем чтобы хоть как-то приостановить агрессию против Православия, принявшую лавинообразный характер. К сожалению, то, что мыслилось как средство предотвращения церковной смуты, было использовано митрополитом Филаретом (Денисенко) не во благо Церкви, а исключительно ради укрепления своего влияния в Украинской Православной Церкви. Никаких реальных мер по обузданию раскола Экзархом так и не было предпринято. Это неизбежно повлекло за собой новую эскалацию конфликта.
 



 

К началу страницы

http://city-door.ru/ берег фабрика дверей в ульяновске.