Конференцiї

Архиепископ Львовский и Галицкий Августин,
Председатель Синодального отдела УПЦ
по взаимодействию с Вооруженными Силами
и другими воинскими формированиями

ЖИЗНЬ ПО ЕВАНГЕЛИЮ — ОТВЕТ НА ВЫЗОВ
ТЕРРОРИЗМА И РЕЛИГИОЗНОГО ЭКСТРЕМИЗМА

(Международная конференция
"Подготовка капелланов: противостояние терроризму"
Таллинн, Эстония, 3-7.02.2003 г.)

Терроризм — это дорога, якобы “устланная благими намерениями”, но ведущая в ад. Нельзя добиваться своей цели, если даже она в глазах исполнителей вполне оправдана, неправедными средствами, сея смерть, разрушение и горе. Известно, что убийство мирного населения во время войны считается военным преступлением. Заповедь "Не убий!" признают и иудеи, и христиане, и мусульмане. Ни в Коране, ни в Торе, ни в Евангелии нет оправдания терроризму.

Если самым ужасным событием 2001 года безусловно является теракт в Нью-Йорке, то в прошедшем году на это печальное звание претендует захват заложников во время мюзикла в Москве.

За подсчетом жертв и гаданием о причине смерти десятков людей мало кто обратил внимание, что освобождение заложников произошло в день Иверской иконы Божией Матери, которая считается покровительницей как Москвы (Иверская часовня на Красной площади, в которой ежедневно совершаются молебны духовенством), так и Кавказа (сама икона находится на Афоне в Иверском монастыре, основанном грузинскими монахами, а один из списков иконы, подаренный еще царицей Тамарой, покровительствует городу Моздоку, где сегодня располагается Главный штаб объединенной группировки российских войск на Северном Кавказе).

Также незамеченными остались слова президента России о том, что одна из целей акции террористов в Москве «посеять межрелигиозную рознь, вбить клин между религиями и народами».

А ведь действительно информационные агентства распространили сообщения о том, что к террористам обратились религиозные лидеры ислама (Верховный муфтий России, муфтий Чечни, миссия Лиги арабских государств и многие другие), однако в этих сообщениях не прозвучало религиозного осуждения действий преступников, а говорилось о «поставленной под удар многовековой дружбе последователей традиционных конфессий» и о том, что «у террориста нет никакой нации». Чтобы развеять сомнения, пришлось отыскать полный текст заявления Президиума Центрального духовного управления мусульман России, где говорится: «Захват заложников — это чудовищный акт терроризма. К какой бы нации они не относились — нет никакого оправдания террористам и экстремистам. Не может быть оправдания этому подлому акту террора ни по вере, ни по совести, ни по закону. И сколько бы они не утверждали, причисляя себя к мусульманам, не может быть этому никакого оправдания. Ислам, как и все традиционные конфессии, осуждает терроризм и экстремизм». Остается под вопросом, почему об этом не сообщали информационные агентства. Или кому-то действительно нужно было «посеять межрелигиозную рознь, вбить клин между религиями и народами», формируя в друг друге у мусульман и христиан образ врага.

Современные СМИ после каждого теракта в один голос утверждают, что у происшедшего нет религиозных или национальных корней, что "у бандитов нет веры". Однако религиозный след прослеживается не только в прошлом. Во всех крупнейших конфликтах, длившихся в ХХ веке и перешедших в новое столетие, наличествует религиозная составляющая.

Нацизм и коммунизм не могут быть поняты вне религиозного контекста. И в том и другом широко заимствовались институциональные формы мировых религий (иерархии, тайные ордена и т.д.), осуществлялась тотальная сакрализация политики. Добавьте сюда ГУЛАГ с тысячами христианских новомучеников, преследования лютеран и католиков, не поддержавших нацистов в Германии.

Вспомните более близкие к нам антимодернизационные теократические режимы Хомейни и Талибана, исламское восстание на Филиппинах, преследование Индонезией католиков Восточного Тимора, конфликт Пакистана и Индии в Кашмире, Чечню, Судан, Ольстер, конфликт Греции и Турции из-за Кипра и т.д. Римско-Католической Церкви принадлежит решающая роль в становлении польской «Солидарности», а Сербской Православной Церкви - в антимилошевическом движении.

Сквозная тема второй половины ХХ века – исламская: «исламский активизм», исламская иммиграции в Европе, «исламская нефть» и, наконец, «исламский терроризм». Двухсотлетний период религиозных войн в Европе далеко позади, но слова Паскаля: «Люди никогда не делают зло в столь полном объеме и с такой радостью, как ради своей веры», – остаются актуальными.

Возможно, веры нет у организаторов, вдохновителей и финансистов терроризма, но она безусловно есть у исполнителей терактов, причем в самой уродливой форме — форме религиозного фанатизма. И этого нельзя не замечать. Более того, есть целые народы, религиозные группы и течения, которые искренне сочувствуют мнимым целям террористов, объявивших войну мировому злу в лице западной цивилизации, которая сегодня лишь условно может быть названа христианской. Скорее, это секулярное общество, основанное на либеральной системе ценностей. Противостояние, которое действительно существует, проходит не между исламом и христианством, а между религиозным миропониманием и светским потребительским обществом, стремящемся построить мир, в котором пороки и страсти преобладают над моралью, а главной целью является "удовлетворение потребностей". С таким новым миропорядком не согласны не только многие искренние мусульмане, но и многие христиане по всему миру. Именно от лица этих групп пытаются говорить террористы, для которых западная цивилизация сегодня олицетворяет христианство и является искушением, ибо в христианском мире большинство составляют “крещеные, считающие себя верующими, но не просвещенные люди”.

Атеист или агностик всегда будет побежден религиозным человеком, ибо последний, как правило, живет ради того, что превышает его собственное бытие, а нерелигиозный человек, отбрасывая Бога, живет ради себя. Никакая "моральная система", не основанная на вере, какой бы совершенной она не выглядела, не может быть равноценной живому религиозному опыту. И спасти мир от угрозы терроризма, в основе которого лежит искаженная вера, может лишь подлинное возрождение христианской цивилизации и жизни по евангельским законам.

Террорист — это революционер. А революция всегда овеяна ореолом борьбы. И терроризм — один из обязательных атрибутов революционной борьбы за равенство и справедливость. И здесь революционер и религиозный фанатик похожи: оба они жертвуют собой и готовы пожертвовать другими ради светлого будущего, ради спасения человечества. Однако религиозный фанатик опаснее, ибо он глубже. Он апеллирует не к людям, а к Богу, ему не нужны блага преходящего мира, ему нужен рай. Он уверен в прощении своих грехов, он непримирим и беспощаден.

Чтобы найти способ борьбы с терроризмом, необходимо понять, что террористы в большинстве не представляют себя служителями зла, их устремления и помыслы "чисты", их намерения "благи". Как им объяснить, что именно “благими намерениями услана дорога в ад”?

Ответ на религиозный фанатизм должен быть адекватным, прежде всего, с религиозной точки зрения.

Вспомните библейский сюжет о Сауле и Давиде, когда последний, имея возможность убить своего гонителя, не воспользовался ею, а лишь отрезал часть одежды царя, продемонстрировав свою силу и возможность, и тогда "возвысил Саул голос свой, и плакал, и сказал Давиду: ты правее меня, ибо ты воздал мне добром, а я воздавал тебе злом; ты показал это сегодня, поступив со мною милостиво, когда Господь предавал меня в руки твои, ты не убил меня. Кто, найдя врага своего, отпустил бы его в добрый путь? Господь воздаст тебе добром за то, что сделал ты мне сегодня" (1 Цар. 24, 17-20).

Во-вторых, необходимо вернуть религиозные ценности в нашу общественную жизнь, выпустив ее из искусственно созданной ниши "личного (частного) дела каждого".

Во-третьих, необходимо всячески поддерживать традиционные мировые религии и традиционные религии народов. Они научились направлять свойственную людям пассионарную энергию в мирное русло богословия, социального служения, аскезы и добротолюбия.

В-четвертых, необходимо вести постоянный диалог всеми возможными способами с религиями, внутри которых рождаются экстремистские движения, а не закрывать на это глаза, когда это выгодно. Терроризм и агрессию провоцирует особое прочтение Ислама (или другой религии). Необходимо помогать духовным лидерам воспитывать свой народ в том прочтении Ислама (или другой религии), который исключает его радикальную интерпретацию.

И наконец, необходимо показывать исламскому и нерелигиозному миру нашу подлинную жизнь во Христе, а не только стальные когти ястреба.

Исходя из этого, надо стремиться, чтобы школы по подготовке священнослужителей находились на территории того государства, где будет осуществляться их дальнейшая деятельность.

В противном случае нам надлежит на себе испытать то, о чем пророчески предупреждал Олдос Хаксли, в своем романе-антиутопии "О дивный новый мир", написанном в далеком 1932 году. Один из героев, рассказывая о прошлом, которое для нас является еще будущим, произносит поразительную и удивительно современную сегодня фразу: "Конечно, сибирская язва покончила с либерализмом, но все же нельзя было строить общество на принуждении…"

На початок сторінки

Смотрите http://www.ammt.ru мягкая мебель для детей.